Ритуальное уничтожение денег или культ стиля по-африкански



Главными звездами в жанре «ритуальное уничтожение денег» были и есть британцы KLF. Экстравагантный дуэт прославился в двух несовместимых ипостасях – как авторы музпроизведений, снискавших большой успех в народных массах в 90-е, и как провокаторы, игравшие с обществом в странные, партизанские игры. В 1994 году на острове Джура они сожгли деньги, заработанные музыкой KLF. В печи сгорело 900 000 фунтов стерлингов. 100 000 вылетело, как говорится, в трубу. В печную. Обрывки обожженных купюр еще долго носило ветром по всему острову.

Скотане сбиваются в группировки и устраивают батлы, где меряются богатством – поливают землю дорогим виски или заварным кремом, жгут брендовые вещи, рвут деньги, топят в воде дорогие мобильники. Победителю достается приз зрительских симпатий.

ЮЖНОАФРИКАНСКИЕ СТИЛЯГИ
Если о смысле своего странного поступка Драммонд и Коти обещали поведать миру лишь в 2017 году — на 23 года они решили прекратить какие-либо разговоры о сгоревших деньгах, то о скотане можно поразмышлять прямо сейчас. Скотане или изикотане называют южно-африканских стиляг. Как и положено всякой молодежной субкультуре, они сформировали свою систему ценностей. У них своя мода, своя музыка и свои танцы. Они рядятся в яркие принты с ног до головы. В основном леопардовые. Любят золотые цепи и фиксы. Они, наконец, осуществили то, на что не решались самые чокнутые и отчаянные радикалы от моды – стали носить туфли разного цвета от разных пар. Предпочитают они яркие, как елочное игрушки, туфли Rossi Moda, созданные культовым дизайнером Фердинандом Порше. Скотане заявляют, что их главная ценность – это бабло, бабло и еще раз бабло. И материальные атрибуты статуса — дорогие шмотки, золото, бриллианты и элитная выпивка. Носить обувь разного цвета – это своеобразная метка богатства. Если ты купил две пары, чтобы составить из них одну, значит, можешь себе это позволить. Скотане сбиваются в группировки и устраивают батлы, где меряются богатством – поливают землю дорогим виски или заварным кремом, жгут брендовые вещи, рвут деньги, топят в воде дорогие мобильники. Победителю достается приз зрительских симпатий.

Стоило бы удивляться тому факту, что кто-то имеет деньги, если не считать этого кого-то невиннным дикарем, что живет в хижине, охотится на антилоп, а ночами глядит завороженно на звезды и говорит с духами?

скотане

Когда журнал i-d разместил снятый великим Питером Хьюго короткий ролик о скотане на своем канале на Youtube, их возненавидели мгновенно. Практически все. Понаблюдав за потоком негативных комментариев, i-d выпустил на редкость поверхностную статью. Как полагает ее автор, вновь и вновь возникавший в комментах назойливый вопрос «Откуда деньги у этих африканцев?!» просто сигнализирует о въевшемся в подкорку патерналистском отношении белых к черным. Стоило бы удивляться тому факту, что кто-то имеет деньги, если не считать этого кого-то невиннным дикарем, что живет в хижине, охотится на антилоп, а ночами глядит завороженно на звезды и разговаривает с духами? Просто, мол, ребята, смиритесь, дети выросли и приобрели пороки взрослых. Отбросьте ваши стереотипы – в Африке не только эбола и геноцид. Там тоже есть избалованные подростки. Все как у людей… Но все не так тупо.

Да, скотане поклоняются деньгам. Но как они их добывают вопрос не праздный, если учесть, что это никакая не золотая молодежь. То есть, собственно, денег-то у них немного. Некоторые живут на бабушкину пенсию и тратят на свои игры последние деньги своей семьи. Это дети рабочих и среднего класса. Их родители выросли при апартеиде. И поведение подростков можно было бы просто атрибутировать, как свойственный их возрасту протест, наслаждение избыточностью свободы, которой не знали их родители. Их игры можно было бы интерпретировать и как детский ритуализм, о котором хотела снять фильм Майя Дерен, но так и не сняла.

Так если скотане – всего лишь бунтующие подростки, то откуда эта иррациональная ненависть в их адрес? Экая невидаль. Они вызывают негодование не только у западной аудитории, которая совсем недавно узнала об их существовании. У себя на родине скотане тоже засветились. Южноафриканская пресса описывала несколько связанных с ними поучительных историй. О том, как они устроили хаос на улицах пригорода. Проезжая в машине, они разбрасывали разорванные пополам сторандовые купюры, а за ними бежала толпа прохожих в надежде поймать деньги и потом склеить. В ЮАР, как и во многих странах, рвать деньги – это преступление. Или о том, как 14 летний подросток покончил с собой потому, что его папа не мог покупать ему дорогие шмотки, как того требовали правила игры. Звучит неприятно. И это вполне рационально объяснимо.

Африканский бандит может пустить в ход нож, которым он владеет безупречно, если кто-то случайно наступит ему на ногу, обутую в Pringle.

ПОТЛАЧ ПО-АФРИКАНСКИ
Что дискофортно для западной аудитории, так это видеть охваченные огнем новенькие кроссовки. Это коробит. Идея ритуального уничтожения денег и материальных ценностей западному сознанию, зацикленному на потреблении и накоплении, всегда казалось абсолютно дикой. В связи с этим стоит вспомнить про потлач. Это церемония индейцев Северной Америки, которую колониальные власти тут же законодательно запретили. Зачем было запрещать потлач?! Ведь ничего страшного не происходило. Всего-то хозяин церемонии, аристократ или вождь племени, раздаривал гостям все свое имущество. «Настоящий вождь умирает бедным» — так говорится в одной индейской пословице. Чтобы показать величие, на церемонии потлача сжигались ценные вещи и топились лодки. Экономически потлач не был таким уж бессмысленным и непродуктивным, как казалось колониальным властям. За одним потлачем следовал другой. Ответный. Это было и соперничество, и борьба за статус, и театрализованное действо, и сакральная церемония. Чтобы не потерять лицо, хозяин ответного потлача должен был раздарить больше, чем соперник, устроить костер выше, потопить лодок больше. Если не хватало своих ресурсов, то собирали по родственникам и членам племени.

В разных культурах совершенно разное понимание богатства. Если на Западе богач — это человек, аккумулирующий деньги, то в Африке, Океании и у американских индейцев богатым считается человек, который много тратит. Бедняк из Соуэто тратит недельную зарплату, чтобы угостить всех своих друзей выпивкой. Шахтеры, строители, рабочие мигранты покупают на свои последние деньги костюмы от лучших дизайнеров и соревнуются за звание Best dressed man. Африканский бандит может пустить в ход нож, которым он владеет безупречно, если кто-то случайно наступит ему на ногу, обутую в Pringle. А как являют себя миру западные миллионеры? Они позируют папарацци в супермаркете в рваной майке, пластмассовых шлепанцах, с авоськой в одной руке и скидочными купонами в другой, словно бы желая сказать – ребята, экономлю на домработнице, берегу каждый цент, все отдам на благотворительность. Когда умру.

Детские ритуалы скотане – это потлач. Как это пришло в голову южно-африканским подросткам неизвестно. Данных о том, чтобы потлач практиковали какие-либо племена с юга Африки, нет. Можно все списать на коллективное бессознательное, архетипы и пойти перечитывать Юнга. А что касается KLF, то это тоже потлач, но уже переосмысленный Жоржем Батаем. А это уже немного другая история.

Интересное на эту тему

Гоша Рубчинский запускает новые духи

Пока большинству брендов приходится ждать годы, чт...

Вонг Карвай и Уильям Чанг: великие мастера

За костюмный департамент Карвая неизменно отвечает...

Самые скандальные фэшн-шоу

Талантливым дизайнерам приходилось публично извиня...

Комментируйте, регистрация не требуется!

Добавить комментарий

Свежие записи





YOOX