Японские куртизанки — законодательницы моды



Какая профессия на этой планете самая древняя, всем известно. Как показывает история в целом, и история Японии в частности, ничего с этим не поделаешь. Нравы в средневековой Японии были весьма свободные, промискуитет повсеместный, а сомневаться в естественности гомосексуальных отношений никому бы и в голову не пришло. Как-то приструнить распоясавшийся люд попытались в период Эдо (1603-1868). Сегунат Токугава внедрял в народные массы конфуцианство с его идеей преданности семье и обществу в целом, но бордели в Японии все равно процветали. В 1617 были созданы кварталы удовольствий – Ешивара в Эдо (Токио), Шимабара в Киото и Шинмачи в Осаке. Это были изолированные районы, где наряду с секс услугами, можно было отобедать, выпить и насладиться музыкально-танцевальным выступлением. Позднее район Ешивара был вынесен на 2 километра за городскую черту и огорожен стеной. Клиенту нужно было туда долго добираться пешком или в паланкине, потом пересекать на лодке ров. Длинная дорога только разжигала желание, хоть ублажать проституток считалось занятием, не слишком украшавшим самурая в глазах общества. Они проделывали этот путь, пряча лицо под большими соломенными шляпами. Но как же хотелось убежать в мир фантазии, оказаться в некоем театре, где можно стать главным действующим лицом хотя бы на денек!

В Ешивара существовала жесткая иерархия, на дне которой были самые дешевые проститутки, жившие на окраинах квартала, около рва. Уровнем выше были проститутки цубон. Сквозь резные окна, их можно было наблюдать, как на витрине, играющими на сямисэне. Следующей ступенью были официантки из чайных домиков, которые не должны были отвергать знаков внимания клиентов. Самые элитные куртизанки жили в комфортных условиях и роскошно одевались. Они получали прекрасное образование и были весьма начитаны, чтобы поддержать любую беседу. Они прекрасно пели, танцевали, играли на музыкальных инструментах, сочиняли хокку, владели каллиграфией и играли в го. Они именовались таю и были, фактически, знаменитостями того времени. Их дома мало чем отличались от домов аристократок. Там был прелестный садик, стены были увешаны свитками, а на полках было много дорогих и забавных предметов. Просто так к таю подойти было нельзя. О встрече нужно было договариваться с посредником. Потенциальный клиент должен был уметь развлечь и ее, и ее прислугу. На первой встрече она игнорировала клиента и отказывалась от еды и напитков. На второй она могла сесть к нему поближе, но от предложенной еды снова отказывалась. В третий раз она соглашалась поговорить и разделить с ним трапезу. Потом они проводили церемонию распития саке. Каждый должен был сделать три глотка из трех чашечек. Девять в общей сложности. Только после этого можно было переходить к тому, ради чего все это и затевалось. Эти сексуально-ритуальные игры могли стоить мужчине баснословных сумм. Вплоть до 13 000 долларов, в пересчете на нынешние деньги, из которых лишь 10 процентов шло в счет оплаты долга куртизанки перед владельцем борделя. Если ей удалось завладеть долгосрочным расположением богатого клиента, то он преподносил ей самые дорогие наряды четыре раза в год, а чтобы подчеркнуть уникальность отношений, дарил ей матрас и покрывало, которые она доставала только тогда, когда посещал ее именно он.

японские куртизанки

Ойран были законодательницами моды. Жены чиновников и военных съезжались в Ешивару только, чтоб посмотреть на процессию куртизанок, крошечными шажками шествовавших по улицам в своих гэта на головокружительных платформах.

Последняя таю умерла в середине 18 века и забрала с собой все тайны своей профессии. Таю сменились ойран, у которых была более узкая специализация. Ойран больше не пели и не танцевали, чтобы развлечь клиента. Когда ученица получала статус ойран, она получала в подарок те же вещи, что и аристократка, когда выходила замуж – зеркало, лакированный комод и коробочки с косметикой. Ойран были законодательницами моды. Жены чиновников и военных съезжались в Ешивару только, чтоб посмотреть на процессию куртизанок, крошечными шажками шествовавших по улицам в своих гэта на головокружительных платформах. Они наряжались в пять слоев кимоно, на которых были вышиты невероятной красоты пейзажи и цветы. Кимоно одновременно и скрывали фигуру и приоткрывали. Оби подчеркивал талию. Первоначально оби завязывали спереди только женщины, предлагавшие секс на продажу. Позже этот тренд переняли жены высокопоставленных военных. В Японии яркие эротические коннотации несли чуть выступающая босая ножка или выбившийся из под слоев одежды край красного нижнего кимоно. Сейчас символами сексуальности считаются большая грудь и пухлые губы. Тогда вкусы японских мужчин были совсем иными. Круглое лицо с мягкими контурами, маленькие тонкие губы, широкие черные брови, белая кожа. Идеал красоты в Японии 18 века отличался от современных канонов массовой культуры. Куртизанки дразнили не тем, что выставлено напоказ, а тем, что можно было увидеть только за закрытыми дверями.

японские куртизанки

Будучи абсолютно недоступными, флиртуя и развлекая клиента беседами, гейши пробуждали настолько сильный интерес, что в 19 веке стали более популярными, чем ойран.

Поскольку ойран сосредоточились сугубо на тонкостях секса возникает вопрос, кто же в новых условиях отвечал за культурную программу? Для этого нанимались гейши, которые первоначально были мужчинами. Позднее эту нишу заняли женщины. Им запрещалось промышлять проституцией и создавать конкуренцию ойран. Несмотря на то, что девственность майко, ученицы гейши, продавалась тому, кто больше заплатит, это не считалось актом проституции. Одевались они скромнее. Их полем деятельности была интеллектуальная беседа, пение и танцы. Гейши были как запретный плод с горько-сладким вкусом неутоленного желания. В них было больше интриги. Будучи абсолютно недоступными, флиртуя и развлекая клиента беседами, они пробуждали настолько сильный интерес, что в 19 веке стали более популярными, чем ойран. А их скромные кимоно стали считаться самыми стильными и модными.

Мужчины, особенно из театра Кабуки, пользовались в Ешивара огромным успехом и были даже более желанны, чем женщины. Традиция Кабуки начиналась с того, что проститутки в борделях ставили шумные музыкальные постановки для пьяных, утомленных войной самураев. Женщины изображали мужчин, а мужчины – женщин. Заканчивалось это все плохо. Дракой и мордобоем. В другой разновидности Кабуки все роли исполняли юные мальчики, которые тоже продавались. В начали 17 века сегунат запретил как женщинам, так и мальчикам играть в Кабуки. Теперь это должны были делать взрослые мужчины. Но сегунат не мог запретить и им заниматься проституцией. Мальчики, которые были учениками взрослых актеров Кабуки, стоили дороже, чем самые элитные куртизанки.

японские куртизанки

Свитки, которыми проиллюстрирована статья, изображают куртизанок в роскошных нарядах, за разными занятиями. Сюжет, где куртизанка читает письмо любовника, был один из самых распространенных. Лица женщин лишены индивидуальных черт; прекрасный, полный гармонии образ на картинке ничего общего не имел с реальностью. Художники делали так, что прагматичный секс-бизнес обретал романтически-поэтические контуры. Вся грязь и скука оставались за кадром, картинка должна была манить. Эти свитки — из коллекции Мэри Григгс Бурке, которая сейчас выставлена в музее Метрополитен. Так что бегите в Нью-Йорк. Это уникальное собрание японского искусства, в основном периода Эдо, — вершина утонченного эстетизма. Бежать можно медленно, так как продлится выставка до января 2017. Посмотреть коллекцию можно и в интернете на сайте Мет.

Интересное на эту тему

Кики с Монпарнаса: любимица Парижа

Алиса Эрнестина Прен, которая вошла в историю как ...

Вонг Карвай и Уильям Чанг: великие мастера

За костюмный департамент Карвая неизменно отвечает...

Комментируйте, регистрация не требуется!

Добавить комментарий

Свежие записи





YOOX