Духи бизнеса



Если каждому европейцу неоспоримая максима, вроде «против кармы не попрешь», стала известна относительно недавно, то в Бирме о тонкостях закона кармы узнали значительно раньше. Хорошо здесь известно и то, что «sex sells» и «money make the world go round». Однако в Бирме двигателем торговли считается вовсе не реклама, а духи мертвых. Когда природа успеха иррациональна, а движение денежных потоков непредсказуемо, может имеет смысл обратиться к высшим силам? В любом случае, всем известно еще и то, что «красота – страшная сила». А бирманским спирит-медиумам в особенности. Бизнес требует, чтоб профессией этой занимались в основном люди, неопределенной половой принадлежности. Их душа «трепетна, как бабочка», и духи идут на контакт с ними особенно охотно.

Олимп 37
В могуществе духов в Бирме никто не сомневается, и любое начинание будь то экзамен на водительские права, помолвка или открытие чайной требует одобрения духов. Царь Анората потерпел фиаско, пытаясь искоренить в стране анимизм. Если буддизм не предлагает ничего, кроме нирваны, то к кому обратиться за помощью в решении более насущных проблем, чем просветление? К многочисленным духам, которые в Бирме именуют «нат». Царь пошел на компромисс и легализовал 37 из них, наказав им чтить учение Будды. В пантеон избранных вошли персонажи самые разные. Но кое-что общее у них все же было. Все они умерли преждевременной или насильственной смертью. Среди них есть и упавший с качелей монах, и царский гонец, подхвативший малярию, собирая цветы в лесу, и красавица, полюбившая змея и умершая от горя, когда он её бросил и растерзанный тигром торговец чаем. Есть тут и множество королей, умерших кто от проказы, кто от передозировки опиума, а кто убитый вероломным отпрыском с целью захвата трона. Согласно поверью, бог смерти не позволяет переродиться душам умерших насильственной смертью, поскольку их связь с миром страстей и желаний всё ещё сильна. Жаждущие плотских радостей, они вечно обречены скитаться между небом и землёй.

Дорога в Тонгбьон
Хотя спиритический бизнес в Бирме находится почти целиком в руках трансгендеров, есть в нем и женщины, в основном пожилые. Медиумы формируют небольшие группы, во главе которых стоит старший медиум-наставник. Ученики постигают ремесло с малолетства, изучая танцы и проходя этапы посвящения. С марта по август в Бирме в разных местах проходят спиритические фестивали, на которые съезжаются медиумы со всей страны. Это время жатвы. Деньги текут рекой. Заработанного в этот период хватает на целый год безбедной жизни до следующего фестиваля. Круговорот денег в мире как круговорот воды проходит через небо – деньги, при посредничестве шаманов полученные духами, возвращаются клиентам в виде различных благ и превращаются снова в деньги. Самый большой фестиваль проходит в августе близ города Мандалай.

Добираться в Мандалай по разбитой горной дороге – настоящее испытание. Проходя повороты на серпантине, автобус кренится, прижимается к склону на пыльной обочине и, пару раз качнувшись из стороны в сторону, останавливается. Помощник водителя выходит, чтоб убрать камни с узкой колеи. Если пассажиров не мутит, то они смотрят по телевизору ситком. Редкая обладательница мобильника трещит по телефону. Бородатый мусульманин в белой вязаной шапочке теребит свои четки.

Легенда гласит, что одному из рыцарей царя Анораты по имени Бьятта было поручено каждый день собирать цветы для царя на горе Попа, что в 30 километрах от Багана. Так же, легенда гласит, что Бьятта был мусульманином. Он влюбился в обитавшую на горе великаншу и у них родилось двое сыновей – Мин Гай и Мин Лэй. Когда Бьятта погиб, Анората усыновил детей. Они выросли, стали знатными воинами и воевали с царем бок о бок. Однажды, вернувшись из похода, царь решил выстроить пагоду в местечке Тонгбьон и велел всем солдатам принести в дар по кирпичу. Братья проигнорировали веление царя, он пришёл в ярость и приказал их казнить. Сказано — сделано. Покидая этот мир, духи братьев явились царю и потребовали компенсации за смерть. Чтобы их успокоить, Анорате пришлось построить рядом с пагодой святилище и учредить ежегодный праздник в их честь. Все это дела давно минувших дней, но до сих пор каждый год в августе сюда съезжаются шаманы, медиумы, маги и предсказатели со всей Бирмы на большой фестиваль. А в кирпичной кладке пагоды и по сей день не хватает двух кирпичиков.

Автобус останавливается около чайной, где пассажиры могут отдохнуть и перекусить. Тан Мин, которая на время отставила в покое мобильник, собирается посетить фестиваль в Тонгбьон. Она не скрывает своего настороженного отношения к мусульманам – уж слишком они шумят, и тщательно выбирает мясное карри. Согласно неофициальной версии, насилие, бесчинства и разорение, которые братья Мин Гай и Мин Лэй чинили на каждом шагу, были действительной причиной, приведшей их к гибели. Вероятно, они стали жертвой сложносочиненной интриги царской свиты. Но ни скверное поведение, ни происхождение не помешали им стать самыми почитаемыми духами в Бирме. И им, конечно, не нравится, когда их адепты едят свинину.

Га Чжи Чжо, Банан, жители и небожители
Баго славен на весь свет статуей лежащего Будды циклопических размеров, возведенной в IX веке и отреставрированной в XIX. Будда уютно расположился под навесом высотой с 5-этажный дом, почти подпирая головой крышу. Нежно-белый, в золотом покрывале, он прилег на правый бок, облокотившись на ладонь с длинными пальцами одной длины с розовыми ногтями. Огромные фарфоровые глаза полуприкрыты пушистыми ресницами, веки поведены бледно-голубым, красные блестящие губы в полуулыбке, изящные уши достают до плеч. На по-детски пухлых розовых ступнях изображена вся вселенная, пространство, помноженное на время, манифестировавшее себя в 108 священных знаках. Тем не менее в 2002 непосредственной близости была возведена новая статуя лежащего Будды, размерами превосходящая старую. Повсеместная победа буддизма?

Откуда-то издалека слышится: – «Гааа Чжиии Чжоооо!!!» Где-то в городе проходит церемония и собравшиеся призывают одного из самых популярных духов Бирмы, Га Чжи Чжо. Знатного игрока, плута и пьяницы. Если идти на звук, то вскоре обнаруживается и святилище, которое располагается под навесом, крытым тростником. В помещении, служащем чем-то вроде гримерки, весело. Повсюду раскрытые чемоданы, полные всякого яркого барахла, деревянные ящички с гримом, цветы, зеркала. Тае Со, пожилая дама, ведущая церемонию в Баго, главный наставник небольшой группы. Меняя костюм, она рассказывает, что бизнесом довольна – ей удалось приобрести немало недвижимости и выдать дочь замуж за немца. Не без гордости Тае Со упоминает о том, что ее шестилетнему внуку в Мюнхене уже является дух Га Чжи Чжо. Грациозно покачивая бедрами, появляется юноша ослепительной красоты – взгляд с паволокой, улыбка Моны Лизы и бетель за щекой. Пожалуй, последняя маленькая дань его мужской природе. Он надевает кружевной топ и диадему, затем неспешно наносит грим – пудру, голубые тени, оранжевую помаду. Поправив бюстгальтер, он прикалывает к шиньону гладиолусы и сообщает кратко: – Меня зовут Банан.

Нат пве. Церемония
На возвышении — алтарь с большими куклами, изображающими фигуры духов. Перед ними разложены дары – виски, кокосы и прочая снедь. Уже собралось пару десятков зрителей, они сидят на полу и хлопают в такт музыке. В первых рядах – заказчики церемонии. Пышная женщина о чём-то звонко поёт в микрофон. Мелодию уловить сложно. Оркестр неистовствует. В звуковом водовороте барабанов, гонгов, цимбал, дудок кружится Банан, со змеиной грацией двигая пластилиновыми руками. В центре круга вприпрыжку скачет второй танцор, энергично размахивая двумя саблями. Глаза его искусно подведены, на губах красная помада, лицо выбелено пудрой. Медиум продолжает танцевать с зажатыми в зубах двумя сигаретами, когда пожилая женщина прикалывает к его тюрбану сложенные веером чьятты. Зрители, достаточно разогретые пальмовой водкой, впадают в подобающую обстановке весёлость, но церемония чревата казусами – игривые духи иной раз могут вселится в кого-либо из публики. И тогда можно лицезреть сцену одержимости. Волноваться особо не следует, так как духи все же предпочитают тела адептов телам туристов.

Мужчина подносит медиуму бутылку виски и шепчет что-то на ухо. Га Чжи Чжо ведь так любил выпить… Дух устами медиума отвечает нечеловеческим басом. Вдруг в воздухе закружились денежные купюры — кто-то метнул ворох бумаги прямо в толпу. Перед глазами застывает картина мгновенного хаоса — кто ловит деньги двумя руками на лету в прыжке, кто бросается на колени в надежде ухватить счастливый чьятт и ползает по полу. Когда суета утихает, действие продолжается. И продолжается долгие часы. Медиум-наставник, прихлебывающая виски из горла бутылки, заметно пьянеет. В воздухе копится напряжение. Мужчины, сидящие в первом ряду, нервно курят. Затем шесть из них обнажаются по пояс и встают на четвереньки. Их лица в мгновение ока меняются – они впадают в транс. Одни из них начинают вращать белками глаз, мотать головой и неистово носиться, сбивая с ног людей. Другие заходятся в экстатическом танце с горстью свечей в руках, поливая себя горячим воском. Кто-то, широко открыв рот, заталкивает туда горящие свечи, как бы пытаясь проглотить огонь. Когда коллективное помешательство, длящееся всего минут десять, вдруг неожиданно прекращается, участники чувствуют себя обессиленными. Один в растерянности застает себя висящим вниз головой на державшей крышу навеса поперечной балке, куда он, сделав круг на четвереньках, прытко взобрался по вертикальной стойке.

что дальше?
Абсолютно сухое дерево с пепельно-серой корой покрыто красными цветами с острыми как языки пламени лепестками. Если семаль сбросил листья и зацвел, жди засухи. Не надо быть предсказателем – следующие два месяца самые жаркие в Бирме. Жизнь замирает. В голове роится всякое… Пройдут ли поправки в конституцию и выпустят ли Аунг Сан Су Чжи из под домашнего ареста? Стоит ли концерну Блекбери заказать церемонию медиумам, чтобы поднять продажи смартфонов, которые год от года падают? Когда местные женщины перестанут мазать лицо танакой, а медиумы будут рекламировать Лореаль? И главное. Когда, наконец, включат свет в Няншве, чтобы можно было принять душ?

Интересное на эту тему

Тейам — тайный ритуал Кералы

Тейам — древнейший индуистский ритуал. Фести...

Гаруда – не птица, Янгон – не столица

Сегодня я узнаю, что я – Гаруда. Нет, не потому чт...

Дорога в Мандалай: путешествие назад во времени

Не знаю о какой дороге в Мандалай пел Робби Вильям...

Комментируйте, регистрация не требуется!

Добавить комментарий

Свежие записи





YOOX